Новости

В красной зоне тахометра

Тренеры футбольного «Кванта» близнецы-братья Олег и Алексей Морозовы уже 50 лет идут по жизни вместе. Судите сами: сад, школа. Потом два десятилетия «закрывали одну бровку», выступая за различные клубы. И уже 13 лет строят плечом к плечу за обнинский «Квант». В интервью, как и в жизни, они неотделимы друг от друга. И по смыслу не важно, кто какие слова говорит. Уверен, они могут высказать любую мысль, произнося слова по очереди. Так словно это не два человека, а один. А если так, то в январе у них вековой юбилей!
братья морозовы

Высокие требования друг другу
Вы всю жизнь рядом: учились, играли, работали… Было ведь такое, что каждому надо идти своим путем, жить своей жизнью, искать себя?

Мы себя по-другому никогда не мыслили. Наверное, это было обусловлено тем, как нас воспитывали родители: быть друг за друга, вместе. Я (Олег – прим. авт.) в одной передаче тут видел, как Никиту Михалкова спросили, кто в его понимании «брат». Кого можно братом назвать? Он ответил так: это тот, кто с тобой, когда ты неправ. Меня это поразило! Прямо про нас слова. Леха – упертый, любил поспорить. И вот когда он был неправ, я вставал на его сторону. Потом наедине выговаривал ему: ты чего буровишь-то? Но на людях всегда поддерживал. И это взаимно.

Все же было такое, что вас хотели разлучить? Звали в разные команды?

В какой-то момент Олега из «Текстильщика» в «Локомотив» приглашали одного. У них тогда Дмитрий Аленичев ушел в «Спартак», и нужен был крайний полузащитник. Но мы такие вещи даже не рассматривали. Считали, что один плюс один, это не два, а три. Так было и в детстве, и в юности. Конечно, личная жизнь у нас совсем разная. И пусть мы всегда рядом, но женились в разное время (Алексей в 21 год, а Олег в 31 – прим. авт.). Я уже дед, а Олег – молодой отец, у него дочка в первом классе. Но семья всегда как-то плавно подстраивалась под два основных приоритета: «быть вместе» и «дело».

Прямо какую-то идиллию описываете, так не бывает!

Да нет! В детстве часто тренировки заканчивалась тем, что все шли домой, а мы за угол драться. А потом еще полчаса бегать по кругу. Юрий Алексеевич Шуванов нас любил, но за драки не прощал и заставлял бегать. Так выносливость и развили (улыбаются). А вообще, мы самые большие требования всегда предъявляли к себе и друг к другу. И все это видели и понимали, что предъявить можем каждому. Потому что в любой из команд мы тренировались больше всех и отдавались в играх без остатка. Для нас каждая игра – это езда в «красном диапазоне» тахометра. В котором, как известно, ездить не рекомендуется. Но в любом матче мы пытались переходить за грань своих возможностей. Я (Олег – прим. авт.) всегда говорю, что если ты пробежал один раз первым кросс, ты всю жизнь должен бегать первым. Мы так и бегали, а некоторые нас считали за дурачков. Мол, зачем так напрягаться, гробиться? Кому что доказывают?

Кайф, когда видишь «горящие» детские глаза

Как быстро стало понятно, что спортивные успехи прошлого – это прошлое. Переход от карьеры игрока к тренерской работе сложно проходил?

Это очень сложно. Но люди это не поймут. Сломанные спортивные судьбы часто списываются на человеческие слабости. Нам повезло, что близкие нас поддержали, и материально в целом все было нормально. Но первым сигналом стал замолчавший телефон. Так периодически звонили журналисты, тренеры, и к этому привыкаешь. А тут твое мнение перестало быть кому-то интересным. Еще ты теряешь энергию, которую давало ощущение выхода на арену. Ведь это как наркотик: мотивирует соперник, зритель, тренер. И потеряв эту подпитку, просто не знаешь, что делать. И все-таки самое главное, что в 35 лет приходится жизнь начинать с нуля.

Когда мы заканчивали, руководство клуба «Сатурн» рисовало перспективу, что спортивный интернат в Раменском чуть ли не под нас строится. Говорили, мол, еще годик поиграйте – и туда. Мы настраивались, понимали, что это было бы отличным продолжением. А Павлов, главный тренер, перешел в другую команду. И руководство свое мнение изменило. Так мы вернулись в Обнинск. И стали заниматься «просеиванием песка» — искать мальчишек. Этого многие чураются, потому что перепад колоссальный: вчера тебя показывали по телевизору, а сегодня тебе привели мальчика, который не то, что в футбол не умеет играть, он толком бегать и прыгать не умеет. Давай, учи его. И только потом мы поняли то, что в этом-то и есть счастье…

Здесь поподробнее, пожалуйста.

Бывают такие дни, когда основная команда полностью проваливает игру. И понимаешь, что как у Высоцкого: «Все не так, ребята». Возвращаешься домой, и больше ничего не хочется. Орешь на поле, сердечная аритмия, ночь накануне и после не спишь… Есть мысли все бросить и устроиться таксистом или охранником. А утром ты приходишь к своим «малышам». И они смотрят на тебя, а глаза горят. И ты обязан каждому ребенку отдать энергию. И вот мы этот кайф нашли, что ты ему энергию отдай, но это и тебя заряжает. И вот за такую тренировку весь негатив уходит, забываешь о поражении, хочется что-то снова делать.
братья морозовы

Продолжение читайте в журнале ObninskDiscovery, а так же её электронной версии: В КРАСНОЙ ЗОНЕ ТАХОМЕТРА

Источник: журнал ObninskDiscovery


Комментарии:

2 Комментариев

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены к заполнению *