Новости

Как из Обнинска переехать на базу сборной Англии

Еще недавно 17-летний Максим Бойчук готовился служить в армии, а теперь тренируется на соседнем поле с Уэйном Руни.

boycuk4– Как вы начинали играть в футбол?
– Я родом из города Балабаново. С 11 лет играл за местное «Балабаново» в первенстве Калужской области. В 14 лет вслед за друзьями ушел в обнинский «Квант» из КФК.
– Там есть тренировки?
– Да, полтора часа вечером по будням. Если хочешь прибавить, то пробуй. Если нет, то можно и дурака валять. Но зарплату парням платили.
– Большую?
– 12-15 тысяч рублей.

– Как вы узнали о программе Nike Most Wanted?
– Раньше она назвалась Nike «Шанс». Мне о ней друг рассказал. Первый мой турнир – «Битва двух столиц», но я на него не попал из-за возраста. Мне было 15 лет, а там только с 16 брали. Я ради этого приехал в Москву, думал, как-нибудь удастся заявиться. Не удалось.
– Зато на следующий турнир заявились?
– Да. У меня их потом было два: «Бунтари коробок» и Ice Kings. Уже на первом турнире впечатлил уровень и атмосфера. Мы три дня ездили с друзьями в Москву. Первый день отбора завалили. Каким-то чудом попали в топ-8 команд. Во второй день всех разгромили, потому что поймали кураж. Музыка, зрители, аплодисменты… А вот в финале в последний день мы не выиграли ни одного матча.
– Нашли жилье в Москве на время турнира?
– Нет, мы ездили из Балабаново на первой электричке. В 5:34 садишься, и через два часа в Москве. Домой возвращались в 2:00 ночи. Хорошо, что игровые дни были разбросаны в течение месяца. Иначе спать получалось бы по часу.
boycuk1– Второй турнир Ice Kings ваша команда снова не выиграла. Почему из нескольких сотен парней Nike выбрал вас, чтобы отправить в английскую академию?
– Вот честно, я не знаю. Сам очень удивился. Был уверен, что выбирать будут из четырех команд, которые пробились в финал. А мы стали пятыми. Видимо, сыграло то, что я был лучшим бомбардиром. У меня было 5 мячей, а у второго снайпера – 3. Нам всем как пятой команде подарили бутсы. Я думал, что на этом все, но через какое-то время мне позвонили из Nike.
– Не сразу поверили, что вас позвали в английскую академию?
– Мне позвонили около 22:00. Я был счастлив. Как только положил трубку, отправился бегать на стадион.
– Как Форрест Гамп?
– Вроде того. Полтора часа просто так бегал.
– Как родители отнеслись к поездке в английскую академию?
– Когда я играл в «Балабаново», отец несерьезно относился к моему увлечению. Затем я перебрался в «Квант» из Обнинска, и папа уже даже кричал на меня, если я прогуливал тренировки. Когда возник вариант с академией, то родители сильно волновались. Требовали, чтобы все было четко обговорено: сколько раз меня будут кормить, когда будет оплачен перелет…
– За сколько времени до перелета в Англию вы узнали о приглашении в академию?
– Примерно за два месяца. Все это время я каждый день бегал. У нас в Балабаново есть лес Страдаловка. Его за 15 минут пробежать можно. Не представляю, сколько раз я поднимался и спускался по этим горкам.
– В Англии вас ждали еще три дня отбора – там уже соревновались с парнями из других стран, чтобы остаться в академии?
– Да. В самолете я слушал мотивирующую музыку. Я представлял, что меня ждет. Понимал, что в академии собраны парни, которые в чем-то точно сильнее меня. Бразильцы, португальцы всякие. Они прошли футбольные школы, им ставили технику, а у меня была только улица. Я встречал худшие поля России, которые им и не снились.
– В Англии кто-то жаловался на поля?
– Да. Я этого вообще понять не могу. Или чтоб кто-то на бутсы жаловался. Я в детстве в такой обуви играл, что проще было железные шурупы вкручивать.
– В Англию вы отправились с Михаилом Михайловым, который тоже прошел отбор?
– Да. Мы с ним прилетели в 22:00. Сразу отправились в номер спать, даже сумки не разбирали. А утром поехали на базу сборной Англии рядом с Бирмингемом. Там собрались парни из других стран – 37 человек. По два футболиста от страны, только от Германии – 3 парня.
– Вы поделились на команды и начали играть в футбол?
– Если бы. Мы проходили тесты. Больше всего я переживал за йо-йо.
– Это тест?
– Да, убийственный. Фишки находится на расстоянии 20 метров друг от друга. Рядом стоит динамик. Когда он пикает, ты бежишь до фишки и обратно. И так пока силы не кончатся. Я всегда знал, что негры выносливые, а тут смотрю: они сходят с дистанции, а я продолжаю бегать. В этот момент подумал, что не зря покорял эти горки в Страдаловке.
– Долго сдавали тесты?
– Три часа. Вроде я сдал более-менее нормально. Вечером было еще одно занятие. Вообще ни секунды свободного времени. Все три дня были расписаны на листке: тренировка, обед, процедуры, сон… Ты приходишь в номер и успеваешь только шмотки бросить.
– А вы рассчитывали на прогулки у Биг Бэна?
– Я думал, что будет возможность посмотреть Лондон. Я не знал, что база находится не в столице. В конце первого дня я лежал на кровати и не мог встать. Все тело болит, а в 7:00 – подъем, в 9:00 – новая тренировка. Тут хоть под Эйфелевой башней валяйся, все равно не найдешь силы для прогулок.
– Во второй день играли в футбол?
– Да, но было тяжело. И не только из-за нагрузок. У всех своя манера, тяжело приспособиться. Была и другая проблема. Все пасовались только со своим соотечественником. Особенно два корейца. Они в полузащите только между собой играли.boycuk3– Как разобрались с этой проблемой?
– Тренеры одернули. Тяжело ведь все время бегать без мяча. Когда-то приходится останавливаться. А нам сразу сказали: «Бегайте постоянно, потому что неизвестно, в какой момент на вас посмотрит тренер». Потом мы шли на процедуры. Я первый раз восстанавливался за счет холодной ванны.
– Помогает?
– Да. Бывает, ноги совсем забиты, а посидишь там 10 минут – и все в порядке. Особенно после трех тренировок.
– Три тренировки в день? Столько нет даже у профессионалов.
– У нас бывает тренажерный зал – поле – тренажерный зал. А иногда и поле – тренажерный зал – поле.
– На базе сборной Англии крутые поля?
– Великолепные! Я такие видел только один раз – в Ватутинках, на базе ЦСКА. Там я против армейской юношеской команды играл за «Квант» в товарищеском матче. Уступили со счетом 1:3, я забил единственный мяч нашей команды. Вот разве что там был такого же качества газон. Кому-то что-то не нравилось в Англии. А для меня все было идеально. Нога к газону прилипает, мяч стелется. Второй день закончился тем, что мы пошли смотреть тренировку главной команды академии. И то не всю посмотрели – отправились спать.
– Что было на третий день?
– После разминки у нас была теория. А на установке перед игрой произошла какая-то ошибка. Меня забыли вписать в команду. Я смотрю на макет – Миша нарисован в полузащите. Тренер смотрит и спрашивает: «А ты где?». Отвечаю: «Я – Максим, меня нет на макете». В результате меня записали нападающим.
– С вами везде ходил переводчик?
– Нет. Только на занятиях. Во второй день мне сильно въехали в ногу. Пришлось звать доктора. Без переводчика было бы тяжело.
– Медицинское сопровождение было приличное?
– Да, с этим все строго. Был случай. Два парня поборолись за верховой мяч. Одному прилетело в голову. Лежит на газоне и не шевелится. Оказалось, впал в кому. Его увезли на скорой помощи в реанимацию. Откачали. Сейчас с ним все в порядке. Но матч тогда на 40 минут остановили. Потому что скорая уехала, а без нее играть запрещено.
– Чем закончился третий день?
– Вечером нас разбили на два состава, и мы играли против главной команды академии. Мы проиграли им – 1:5, а вторая команда уступила – 0:4. Я забил единственный мяч: с края штрафной сильно ударил в дальний угол.
– После трех дней в академии остались лишь 6 человек из 37. Вас отобрали?
– Вечером мы пошли на закрытие. Был ужин, где объявили результаты. Одному корейцу сразу предложили профессиональный контракт. Я не знаю, где он занимался, но он был в таком порядке! Даже главную команду академии возил. Говорят, у него еще за месяц до этого была договоренность о переходе в какой-то клуб. Меня в академии не оставили.
– Себя винили в том, что академия от вас отказалась?
– Я сделал все, чтобы там остаться, но мне было дико обидно. Я вернулся домой и где-то неделю приходил в себя. Даже надеялся, что мне перезвонят и скажут, что произошла ошибка, и я все-таки продолжу в академии. Дома ходил грустный. В футбол уже особо не хотелось играть. Я сконцентрировался на экзаменах. Как раз 11-й класс заканчивал.
– Куда поступали?
– В военное училище в Санкт-Петербурге. Я уже сдал профпсихотбор. Оставалась только физкультура – и тут я дернул спину. Я ничего не мог сделать, даже пробежать по прямой. Мне было просто стыдно. Я столько лет занимался спортом и не смог сдать физкультуру. В ноябре исполняется 18 лет, а я вообще не понимал, что будет дальше.
– Что говорили родители?
– Мама сказала: «В армию пойдешь, когда 18 исполнится». Я был готов идти, но потом поступил в обнинский институт на платное. Думал, позанимаюсь там год, чтобы в армию не забрали, а потом снова поеду в военное училище в Санкт-Петербурге. И вот мама уже оплатила первый семестр, звонок из Nike: «Есть желание вернуться в Англию?». Хорошо, что до 1 сентября из института можно было забрать деньги.
– Много времени прошло после тех трех дней в Англии?
– Около двух месяцев. А я не тренировался, только в футбол играл. Начал дополнительно заниматься: бегал, приседал, подтягивался, опять эти горки в Страдаловке. Перед вылетом я уже отбросил все дурные мысли. Верил, что все получится.
– Вас взяли для поездки во Францию?
– Да. В Англии я успел лишь три дня позаниматься в зале и один раз потренировался с командой академии. Затем мы улетели в Париж. Все документы мне сделали, жили мы сначала в одном отеле, потом в другом в центре Парижа. В день у нас было три тренировки.
boycuk2– Вы там и на футбол сходили?
– Да! На «ПСЖ» – «Аяччо» (2-й тур этого чемпионата Франции – Прим. Eurosport.ru). Это был первый матч, который я увидел живьем. Раньше даже на чемпионате России не был. Стадион «ПСЖ» находился буквально через две дороги от отеля. Эмоций было много. Хозяева выиграли со счетом 2:0. Оба мяча были забиты в ворота, которые рядом находились. К нашему угловому флажку футболисты прибегали праздновать. Никогда не забуду эти впечатления.
– Тяжело общаться, когда в команде игроки из разных стран?
– Во Францию поехали 24 футболиста. Все говорят на английском, лишь несколько человек между собой общаются по-испански. Я очень переживал на этот счет. На английском лишь несколько слов знаю. Мне мама даже разговорник купила. Но проблем с общением у меня не оказалось. Все парни очень открытые, помогаем друг другу, никаких подстав.
– Не поверю, что у вас нет никаких приколов друг над другом.
– Есть, конечно. Я сейчас живу с корейцем Джей Кимом. Мы все называем его Джеки Чаном.
– На следующий день после похода на футбол вы играли с молодежкой «ПСЖ»?
– Да. Мы приехали на базу сильно заранее. В зале посадили всю команду и начали на макете разбирать только мою позицию. Кажется, тренеры были уверены, что я их не понимаю, но и моего английского вполне хватало, чтобы уловить футбольные моменты. Нам показывали нарезки из свежих матчей сборной Англии, Португалии.
– Как сыграли с молодежкой «ПСЖ»?
– Заруба! Страшно было на поле выходить. У меня ведь изначально был больной голеностоп. Я даже боялся, что на медосмотре будут спрашивать, почему он на правой ноге больше, чем на левой. Не спросили.
– В матче с «ПСЖ» вы вышли на замену?
– Да, на последние 15 минут. Этого было достаточно, чтобы почувствовать уровень. Молодежка «ПСЖ» так слаженно играет, что сразу видна подготовка. Один из голов нам забили после трех стеночек. Вроде простые пасы в касание, а перехватить нереально. Мы проиграли – 0:5. Бывает, думаешь, что ты в полном порядке, а потом играешь с молодежкой «ПСЖ» и понимаешь, что ты ни фига не в порядке. Хотя следующий матч мне удался.
– Это уже в Англии?
– Да. Играли против какой-то местной команды U-21. У нас игрок травмировался, и я вышел на замену в середине первого тайма при 0:1. Через 9 минут сравнял счет. А на 90-й минуте забил победный мяч. Сделал именно так, как нам показывали на видео: рывок в зону одновременно с пасом.
– Зарекомендовали себя?
– Да. Ко мне подошел тренер и сказал, что следующий матч я начну уже в основном составе. Вот позавчера весь матч отыграл. Не забил, но попал в штангу. Тренер сказал, что я хорошо отыграл. Судя по датчикам, больше всех пробежал. – На вас висят датчики?
– Да. Тут на базе сборной Англии крутые технологии, новые тренажеры. В зале тебе дают листик, где распределены все занятия. То же самое на поле. Есть отдельные тренировки для вратарей, защитников и нападающих. Питание специальное. Я на шведском столе себе всего набираю. Разве что супы тут не очень.
– У вас есть контракт?
– Нет, но мне все равно платят в месяц по 100 фунтов (около 10 тысяч рублей – Прим. Eurosport.ru). В Англии этого хватает примерно на стрижку и зубную пасту.
– Одним из выпускников вашей академии был экс-спартаковец Уорис.
– Вот и я рассчитываю попасть в одну из команд АПЛ или Чемпионшипа. Кто-то из академии уезжает в чемпионат Шотландии или Швеции. Уже около 150 человек заключили профессиональные контракты с клубами, и я тоже хочу.

Источник: Евроспорт


Комментарии:

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены к заполнению *